Психическая жизнь плода

Многие психологи приводили доказательства того, что существует «эмбриональная память плода». Эта точка зрения приобрела известное распространение, и во многих странах мира ученые различных специальностей, в основном акушеры, психиатры и психологи, пытаются добыть факты, подтверждающие это положение.

Поиски «контактов» с плодом проводились в основном при изучении двигательных реакций плода и анализа сердцебиений.

Так, при помощи анализа сердцебиений, удалось определить динамику суточного ритма плода, реакции плода на раздражение его слухового анализатора (что позволило подробнее судить о компенсаторно-приспособительных реакциях плода), сердечные реакции плода на движения, особенности сердечной деятельности плода, разбуженного во время сна акустическим сигналом. Выделены даже несколько типов реакции плода на акустическую стимуляцию. Были также определены способность плода различать вкусовые ощущения и раздражения кожного покрова, а также реакции на различные звуки, в частности дифференцированные реакции на музыку.

Интересные факты были выявлены при исследовании детей-подкидышей. Сначала было обнаружено, что только что родившийся ребенок, подкинутый к приюту, нередко оказывался умственно неполноценным или даже погибал, несмотря на хороший уход. Результатом работы была разработка системы контакта с новорожденным, в частности «поглажи­вание» детей-подкидышей, и в этом случае они вырастали без психических расстройств, не говоря уже о том, что резко снизилась их смертность.

Таким образом, исследователи психической деятельности плода в последние годы выявили ряд фактических данных по его психической деятельности. Впрочем, сразу же необходимо сказать, что подобные открытия происходили и значительно раньше — в периоды древних цивилизаций (например, египтянами, индийцами, китайцами и другими народами), когда предполагалось, что у плода  человека зачатки психики обнаруживаются с первых месяцев беременности. Об этом, кстати, сохранилось немало письменных источников.

Общие положения такого рода были объединены около трех десятилетий назад американским ученым Харрисом: «Общим для многих теорий родовой травмы является предположение, что чувства, вызванные этим событием, записываются мозгом и хранятся в нем в некоторой форме».

Два десятилетия назад современные исследователи ряда ведущих стран мира объединились в «Национальные ассоциации пренатального воспитания». Главный вывод их работ: воспитание — это предоставление подходящих условий и средств, способных обеспечить формирование и развитие человека. Такое воспитание происходит благодаря физичес­кому, эмоциональному и ментальному «материалу», который плод человека получает извне, т.е. из окружающей биологической или социальной среды.

Воззрения о психической жизни плода стали основными для нового раздела науки о человеке — трансперсональной психологии, которая рассматривает процесс родов как ключевой в формировании психики и сознания человека. Механизмом такого влияния предполагаются так называемые перинатальные матрицы.

Матрицы — это стойкие функциональные структуры («клише»), которые являются базовыми для многих (если не для всех) психических и физических реакций в течение всей последующей жизни человека.

Процесс родов можно разделить на несколько периодов. Чаще всего, психологами, работающими в родильных домах, выделяются четыре периода, в каждом из которых формируется своя перинатальная матрица. Первая матрица формируется в конце беременности, вторая — в момент рождения, при усилении родовых схваток, третья — во втором периоде родов при прохождении плода по родовым путям, наконец, четвертая — в момент рождения ребенка.

В каждый из этих периодов формируется собственная матрица. В настоящее время начаты и частично завершены специальные наблюдения о характерных для каждой из матриц особенностях психических и соматических реакций. Особенно много для изучения перинатальных матриц сделано американским психиатром Ст. Грофом.

Для иллюстрации сказанного остановимся на матри­цах 1 и 2.

Матрица 1 возникает при обычном положении плода и отражает биологическое единство плода и матери. При идеальных условиях так оно и есть, и образующаяся матрица проявляется отсутствием границ сознания, «океаническим сознанием», связанным с «Природой-матерью», дающей пищу, безопасность, «блаженство». При действии неблаго­приятных факторов, в течение первых месяцев и лет жизни может проявляться симптоматика, содержанием которой будут неосознанная опасность, «неприветливость Природы», извращенные восприятия с параноидным оттенком. Предпола­гается, что при возникновении у такого человека (уже в зрелом возрасте) психического эндогенного расстройства, основной симптоматикой будут параноидные нарушения.

Активация второй матрицы, формирующейся при усилении родовых схваток и происходящая под влиянием самых разных неблагоприятных факторов в течение всей жизни пациента, может приводить к выявлению в нервной системе, т.е. в памяти, ситуаций, угрожающих выживанию или целостности тела человека. Возможны и переживания нахождения в замкнутом пространстве, апокалиптического видения мира, зловеще окрашенного в темные цвета, чувства страдания и т.п.

Конечно, все положения о матрицах в значительной мере являются гипотезой, но некоторое подтверждение гипотеза получила при изучении пациенток, перенесших кесарево сечение. Последнее приводит к тому, что рождающийся в кесаревом сечении ребенок не проходит 3 и 4 матриц. Значит, эти матрицы не смогут проявляться в его последующей жизни.

Ст. Гроф, специально занимающийся этим вопросом, делает вывод, что «Достигнув уровня рождения, те, кто был рожден избираемым кесаревым сечением, сообщают о чувстве неправильности, как будто они сравнивают способ, каким пришли в этот мир, с какой-то филогенетической или архитипической матрицей, показывающей, каким должен быть процесс рождения. Удивительно, как им явно не хватает переживания нормального рождения — содержащегося в нем вызова и стимула, столкновения с препятствиями, триумфаль­ного выхода из сжимающего пространства». Конечно же, это знание послужило основанием для разработки специальных приемов при родах с помощью кесарева сечения. Вместе с тем известно, что опытные акушеры уже давно стремятся (в случаях отсутствия страдания плода) при операции кесарева сечения сдерживать стремительное извлечение новорожден­ного, ибо это способствует через ретикулярную фармацию включению дыхательной системы, точнее первого вдоха новорожденного.

Изучение перинатальных матриц  должно способствовать выяснению их биологической роли в жизни человека. Такое изучение, прежде всего, расширяет наши познания о деятельности мозга человека. Эти познания позволяют не только понять механизмы психической деятельности, но и разработать практические приемы психопрофилактики здорового человека и терапии больного.

В настоящее время не существует такого понятия, как психофизиология плода. Между тем, в последние десятилетия за рубежом и, к сожалению, в нашей стране (в литературе, в выступлениях по радио) даются рекомендации развивать психику плода, обращаясь к нему с ласковыми словами, играя ему наиболее замечательные произведения музыкального искусства и т.д. Рекомендуют, например, папе гладить живот матери и говорить плоду: «Я твой папа». Известно, что новорожденный ребенок никак, не будет реагировать, если родители будут ему представляться таким образом, и пройдет еще много времени, пока после частых сочетаний слов «папа» и «мама» с появлением перед ним определенных лиц, т.е. после длительной и совершенно необходимой тренировки мозга, он начнет поворачивать голову в сторону этих людей. Но от этого еще очень далеко до такого уровня развития мозга, когда станут доступны понятия «отец» и «мать» и качественное восприятие музыкального произве­дения. Даже если взрослый человек, не знающий русского языка, услышит слово «папа», он не поймет его содержания, пока это слово ему не переведут.

Прежде всего, что мы включаем в понятие «психика»? По определению, представленному в Большой Медицинской Энциклопедии [БМЭ, 1983, т.21, стр.923], «психика во всех своих формах является, по выражению А.А. Ухтомского, своеобразным функциональным органом человека и животных, который строит их поведение и деятельность. На относительно ранних эволюционных стадиях развития в теле животных выделился носитель этого функционального органа — нервная система и мозг. Мозг, как специализированная часть тела животных и человека, является материальным носителем психики».

Как известно, в основу представления о психических функциях И.П. Павловым был положен механизм условного рефлекса как процесса, в котором внешние раздражения, воспринимаемые системой периферических нервных аппаратов, проводятся через центростремительные пути в рецепторные элементы коры и, после реактивного взаимодей­ствия коры, передаются как новые импульсы на рабочие аппараты, вызывая моторные, секреторные и другие эффекты» [Павлов, 1951].

Считая, что психическая деятельность происходит по типу рефлексов, И.М. Сеченов первый справедливо указал на необходимость изучения истории развития и происхождения «психических деятельностей на основе точных физиологических знаний». В своих классических трудах «Рефлексы головного мозга» и «Элементы мысли», «Кому и как разрабатывать психологию?» он обосновал многие свои выводы фактами из наблюдений за развитием поведения ребенка [Сеченов И.М., 1863, 1952].

После ознакомления со специальной литературой становится очевидным, что на вопрос, когда впервые в онтогенезе возникают условные рефлексы, ответить с определенностью не представляется возможным. По мере увеличения числа исследований и совершенствования методических приемов изучения, эта возрастная стадия отодвигается на более ранний возраст. Так, по Н.И. Красногорскому [1913], первые условные рефлексы можно выработать во второй половине первого года жизни, а по его же данным от 1932 года — начиная с третьего месяца жизни. В 1952 году Н.И. Красногорский сообщил, что условные рефлексы в весьма ограниченном количестве могут образовы­ваться в первые четыре недели, «так как здоровые новорожден­ные и, конечно, недоношенные легко утомляются и быстро впадают в физиологический сон» [Красногорский, 1958]. Было установлено, что рефлексы у детей развиваются по тем же законам, что и условные рефлексы у животных, что условные рефлексы у новорожденных непрочны и обнаруживаются с трудом, так как их поведение определяется в основном безусловными рефлексами.

Были ли попытки образования условных рефлексов у человеческого плода? Исходя из теоретических концепций, Уотсон Дж. (1926), утверждал, что «приобретение навыков, без сомнения, начинается в утробе матери (нет основания полагать, что условные рефлексы там не возникают)». К нему присоединяется и Холт [Holt, 1931], считая, что некоторые из реакций плода и новорожденного могут быть признаны условными рефлексами. Попытки же прямого эксперимен­тального доказательства этих предположений весьма скромны. Поэтому во всех серьезных монографиях [Касаткин, 1948, 1979; Ргеуег, 1938 и др.] разбираются одни и те же немногочисленные примеры попыток [Ray, 1932; Sontag Wallace, 1934; Spelt, 1948]. Однако эти первые экспериментальные попытки не принесли положительных, надежных результатов.

(по материалам монографии «Психика и роды» под ред. чл-кор РАМН, проф. Айламазяна Э.К.)

На эту тему Вы также можете почитать

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *