Типология. Пациентки

 

Как и врачи, бывают разными.

Фефочки. Независимо от возраста – кокетливые лапочки, хлопающие ресницами и приходящие в преувеличенный восторг или ужас по любому поводу. Любят объясняться жестами, самый распространенный: ладонь к сердцу. Почти всегда с двойным дном. «Доктор, я потеряла все: деньги, время, здоровье, веру в людей. Надеюсь только на Вас!» Это говорится, даже если с конкретным врачом видится первый раз в жизни. И совсем не факт, что после выхода из кабинета обреченно не махнет рукой и, закатывая глаза, не сообщит всей очереди, что доктор никуда не годный. Если у пациентки это не хобби: «доказать, что в городе нет ни одного нормального врача», при правильном построении диалога возможно завоевать доверие.

Сомневающиеся (мнительные). Тревожны и легкоранимы. Ходят консультироваться как можно к большему количеству врачей. Лучше к именитым, приема к которым упорно добиваются и ждут очереди сколь угодно долго. Впадают в восхищение от обилия аппаратуры (даже если она просто находится в кабинете) и больше реагируют на заслуги и регалии врача, чем на результаты лечения. Симптомы перечисляют с бесконечными нюансами, не всегда ориентируясь на наводящие вопросы. Считают свою болезнь исключительной, редкой и неизлечимой, даже если речь идет о каких-нибудь едва различимых покалываниях. «А это точно поможет? А это не навредит? А вдруг от этого станет хуже? А мне действительно достаточно этих обследований?» Выслушав ответ, с сомнением качают головой. Изводят звонками, независимо от времени суток. Убедить таких в чем-то невероятно сложно. Как заявила одна моя пациентка после изнурительных бесед на тему необходимости лечения: «Я сходила в аптеку, купила лекарство. Но пить его я не буду!» Вылечить их практически невозможно, потому что на место старой болячки всегда приходит новая, не менее страшная.

Крайняя противоположность: пофигистки. С гордостью сообщают, что у них даже карточки нет. На приеме появляются только если «приперло». Или нужно заключение о состоянии здоровья, например, для устройства на работу. Обследования проходить не желают, на лечение соглашаются в крайнем случае, если деваться уже некуда.

Одну такую пациентку мы с коллегой отлавливали на улице и загоняли, как рыбаки рыбу, назад в дневной стационар, где, после того, как она дала таки себя убедить в необходимости и, главное, безотлагательности лечения, ее оставили дожидаться вызванную нами «Скорую помощь», чтобы отвезти прямиком в операционную. Большое счастье, что мы вовремя спохватились, а то умчалась бы, истекая кровью, на работу! Видимо, мы все-таки недостаточно ее убедили… Но запирать на ключ было как-то неудобно. Поэтому и бегали наперегонки в белых халатах, вызывая недоумение у прохожих. Так что от лечения пациентке скрыться не удалось. Мы ее, можно сказать, осчастливили насильно.

Такие пациентки искренне считают, что во всех болезнях виноваты врачи: «пока не ходила, все было хорошо, а как пошла! Чего только не понаходили!» И неважно, что не обращалась давным-давно. Причиной бывает вполне понятная нехватка времени, хотя попадаются женщины, имеющие абсолютное безразличие к собственному здоровью, убежденные, что всегда будут молодыми и полными сил.

Эрудированные. Приходят на консультацию, вооруженные до зубов знаниями, чаще почерпнутыми не из самых доброкачественных источников. Иногда сыплют такими узкоспециальными знаниями, что ставят в тупик. Уверенно пользуются медицинской терминологией, которую не всегда удается понять из-за специфики произношения. Задают вопросы и редко интересуются ответами, невпопад вклиниваясь со следующим. Всегда сомневаются в компетенции врача.  С удовольствием втягивают в диспуты, которые начинают пробуксовывать, если врач, увлекшись темой, забывает, что перед ним вовсе не коллега. Не всегда бывает понятно, зачем вообще приходят, так как почти всегда уверенны, что все врачи – убийцы. Ну, в крайнем случае, взяточники. Если получится убедить, что она попала на прием не к «коновалу» переходят в разряд обычных пациенток, однако, с ними все равно приходится постоянно держать ухо востро.

Бесконечные. С энтузиазмом начинают обследование, проходят назначенные анализы, соглашаются с каждым словом врача. Потом – исчезают. Через некоторое время (через месяц, год и более) появляются со старой проблемой и все повторяется. Годами лечат пустяковую болячку.

Любители нетрадиционной медицины и биоактивных добавок. Обычно обращаются очень редко. И обычно, когда все средства уже опробованы и исчерпаны. Всегда требуют особого подхода, так как из-за своих убеждений лечиться не желают категорически и каждое назначение принимают в штыки. Иногда пытаются перекрестить врача в свою веру и устроить презентацию этих самых методов прямо на приеме.

Скандалистки. Таких пациенток обычно знает все лечебное учреждение (а то и не одно): они кочуют от врача к врачу, предварительно вдребезги разругавшись с предыдущим. По любому поводу требуют главного врача, обожают писать жалобы. К конструктивному диалогу не способны, да и не нужно им это: обычно являются не лечиться, а для того, чтобы напиться крови врача.

За все заплачено. Ведут себя, как примадонны, чванливы и заносчивы. Предпочитают частные центры, где за свои деньги хотят не только обследоваться и вылечиться, но и покуражиться «на все».

Мамины дочки. Понятно, когда девочку в первый раз на прием приводит мама. Большой респект таким мамам. Однако, когда дочке уже хорошо под тридцать, а то и сорок, это смотрится, мягко говоря, странно. Беспомощно оглядываются на мам, ища подсказки на самые элементарные вопросы. Врач невольно начинает разговаривать именно с мамой, пациентка при этом не всегда стремится отслеживать содержание беседы. Во время осмотра редко удается отогнать маму от гинекологического кресла и пресечь поток советов, на тему как именно осматривать ее чадо. Иногда великовозрастный ребенок все же пытается сопротивляться, тогда прием превращается в спектакль «укрощение строптивой». Мамы бурно и активно вмешиваются в процесс лечения и обследования, отменяя и назначая эти процедуры по собственному усмотрению. Единственный способ как-то помочь пациентке: внушить доверие маме настолько, чтобы она согласилась, что в некоторых профессиональных вопросах специалист разбирается лучше, чем она. Даже если речь идет о ее единственном ребенке.

Как вариант, заботливые мужья. Являются на все приемы вместе с женой. Особенно это касается беременных женщин. Иногда бывают весьма критично настроены. Если найти правильный подход становятся настоящими союзниками, к ним всегда можно обратиться за помощью, когда не получается в чем-то убедить пациентку. Кстати сказать, и мамы, и мужья, обычно, убедившись, что их сокровище в надежных руках, ослабляют контроль и отменяют конвой.

Сказительницы. На прием приходят как к подружке на чашку кофе. Чуть зазевался врач и вот уже полноводной рекой течет былинный рассказ обо всех родственниках, личных проблемах и прочих совершенно неуместных на приеме вещах. Что тут скажешь? На то ты и врач, чтобы уметь верно строить беседу.

Самая лучшая – это просто пациентка. Как правило, она точно знает, зачем пришла на прием. В общении открыта, адекватна, руководствуется здравым смыслом.

В общем, почти каждая женщина такова, и только в болезни может «соскользнуть» в описанные крайности.

Типологию можно продолжить, но основное то, что врачу важно к каждой пациентке найти свой подход. Как и пациентке необходимо сделать шаги навстречу.

Давайте будем сотрудничать, а не выискивать друг в друге разнообразные изъяны!

 

 

На эту тему Вы также можете почитать

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *