Состав нормальной влагалищной микрофлоры

Сегодня хорошо известно, что нормаль­ная бактериальная флора различных участков тела препятствует проникновению (инвазии) в них патогенных микроорганизмов. Любая инвазия в здоровый эпителий практически всегда сопровождается изменением состава микрофлоры. Как инфекционные заболевания женских половых путей, так и болезни, передаваемые половым пу­тем, сопровождаются подобными изменениями микробного состава влагалища. Половые пути можно представить как совокупность микроучастков различного типа, каждый из которых представляет собой среду обитания или экологическую нишу, населенную несколькими видами микроорганизмов. Каждой экологической нише присуща своя, несколько отличная от других, популяция микроорганизмов. Хотя микроорганизмы хорошо адаптируются к изменяющимся условиям обитания, последние оказывают на них как количественное, так и качественное влия­ние. В половых путях женщин подобные явления наблюдаются во время менст­руации, беременности, в послеродовом, послеабортном и менопаузальном пери­одах. Безусловно, биохимические и физические параметры влагалища девочки резко отличаются от таковых женщины репродуктивного возраста, следователь­но, микробный пейзаж     влагалища девочки имеет свои особенности.

У здоровых небеременных женщин репродуктивного возраста во внебеременном состоянии обнаружено множество анаэробных и аэробных колониеобразующих единиц (КОЕ) на 1 мл влагалищного содержимого. Ранговая последо­вательность бактериальных видов следующая: анаэробные лактобактерии, пептококки, бактероиды, стафилококки эпидермальные, коринебактерии, эубактерии. Среди аэробов преобладают лактобактерии, дифтероиды, стафилококки, стреп­тококки, среди анаэробов — пептострептококки, бифидобактерии, бактероиды.

В течение менструального цикла влагалищная микрофлора претерпевает определенные изменения. В пролиферативной фазе (I фаза МЦ 5-14 дни) наблюдаются утолщение и ороговение эпителия, накопление гликогена, обусловленные эстрогенной стиму­ляцией. В этой фазе получено больше культур, давших рост, чем в секреторной фазе (IIфаза МЦ 15-25 дни), чаще выделяются кишечная палочка, бактероиды флагилис, отмечен рост показателя колонизации грамотрицательными палочками. В фазе секреции от­мечается уменьшение разнообразия и количества факультативной флоры, осо­бенно за неделю до менструации.

Высказывается предположение, что эстрогены способствуют росту резиден­тной микрофлоры, тогда как прогестерон его подавляет. В литературе приводятся данные об интенсивном росте микрофлоры при посеве во время менструации по сравнению с культурами, высеянными через 7 дней после ее окончания. Предпо­лагается, что менструальная кровь является питательной средой, поддерживаю­щей рост микроорганизмов. Во время беременности отмечено увеличение скоро­сти колонизации половых путей дрожжами и лактобактериями, прослежена об­щая тенденция к снижению численности видов некоторых групп микроорганизмов (аэробные грамположительные кокки и грамотрицательные палочки, анаэроб­ные грамположительные и грамотрицательные кокки, rpaмотельные палочки) по мере увеличения срока беременности. Особенно выражен­ное снижение отмечено в группе анаэробных бактерий.

Сообщается о 10-кратном увеличении выделений лактобактерий у беремен­ных женщин по сравнению с небеременными, о снижении уровня колонизации бактериями шейки матки по мере увеличения срока беременности. Хотя делать широкие обобщения на основании довольно отрывочных сообщений некоррект­но, все же прослеживается тенденция нарастания количества лактобактерии в течение беременности, тогда как число анаэробных видов и, возможно, до неко­торой степени аэробных видов сокращается. Эти изменения наблюдаются посто­янно, и ребенок рождается в среде, содержащей микроорганизмы с низкой виру­лентностью.

В послеродовом периоде прослежено существенное увеличение со­става большинства групп бактерий, включая бактероиды, кишечную палочку, стреп­тококки группы В и D. Потенциально все эти виды могут быть причиной возникно­вения послеродового сепсиса. В ходе исследований подтвердилась точка зре­ния, согласно которой процесс родов сопровождается экспансией влагалищной микрофлоры, за исключением лактобактерии. Крайне интересным представляет­ся вопрос, в какой степени данное явление связано с возможным возникновением послеродовых эндометритов (воспаление матки).

В послеродовом периоде изменения состава и количества микрофлоры влагалища обусловлены резким снижением уровня эстрогенов, травмой и после операционной терапией антибиотиками. В период до 6 мес после аборта отмечена более высокая частота выделения микоплазм и других патогенных микроорганизмов.

После наступления менопаузы микрофлора характеризуется снижением уровня колонизации влагалища лактобактериями, что связано с уменьшением концентрации эстрогенов и, следовательно, со снижением содержания гликогена в эпителиальных клетках и повышением рН влагалищного содержимого. Среди микроорганизмов преобладают колиформы и дефтероиды. Кроме того, обнару­жены изменения качественного и количественного состава бактериальных видов в пре- и менопаузальный период. Влагалище новорожденной девочки стерильно, но уже через 12 ч оно густо заселяется бактериями. Через 2-3 дня преобладают лактобактерии, способствующие установлению кислой реакции среды за счет расщепления гликогена. Это явление поддерживается материнскими гормонами, еще циркулирующими в крови новорожденной. Через 4-6 недель половые гормо­ны появляются в моче, их концентрация в крови снижается, исчезают гликоген, лактобактерии, реакция становится слабощелочной.

В период до менархе (от 2 мес до 15 лет) характеризуется преобладанием разнообразных анаэробных видов. Стафилокк эпидермальный высевается в 84% случаев, дифтероиды — в 10%, бактероиды и пептококки в 76%, пептострептокок­ки — в 56%, клостридии — в 49%, эубактерии -в 32%; кроме того, у 27% здоровых девочек выявлены бактероиды фрагилис.

Относительное постоянство влагалищной микрофлоры обеспечивается ком­плексом гомеостатических механизмов. В свою очередь влагалищная микрофло­ра является одним из звеньев механизма, регулирующего гомеостаз влагалища путем подавления патогенных микроорганизмов. Очевидно, повреждение любого из составляющих этой многокомпонентной системы, вызванное как эндо-, так и экзогенными факторами, приводит к нарушению равновесия системы и служит предпосылкой для развития инфекционного заболевания эндогенного проис­хождения.

В настоящее время около 400 видов бактерий и 150 вирусов могут быть идентифицированы у человека, не имеющего никаких признаков болезни. Следовательно, выделение того или иного возбудителя не всегда является осно­ванием для постановки диагноза инфекционного процесса.

Решающую роль в возникновении инфекционного процесса играют состоя­ние микроорганизма, массивность инфицирования и способность микробного агента вызывать воспалительную реакцию.

На эту тему Вы также можете почитать

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *