Успехи генетических исследований

Методы генетических исследований, как и наше понимание генетических фак­торов, развиваются. К настоящему времени выявлено и систематизировано уже порядка 5000 видов генетических заболеваний. Уже определено местоположение в хромосомах нескольких десятков тысяч генов, отвечающих за специфические признаки. Однако генная терапия — восстановление функции или замена отдельных генов с целью устранения определенных де­фектов — пока делает лишь первые осторожные шаги.

Генетики добились поразительных результатов в генной инженерии примени­тельно к растениям, бактериям и даже представителям животного мира. Ученые могут пересаживать генетический материал от особи одного вида в клетки особи другого вида. В результате на свет появляется гибрид, несущий в себе признаки обоих доноров. Этот метод расщепления генов был использован для выведения новых видов растений и культуры бактерий, которые способны вырабатывать гор­мон роста человека. Благодаря процессу, называемому клонированием, ученые сумели произвести на свет копии ряда лабораторных жи­вотных всего лишь из одной соматической клетки. Так как перенесение этих и дру­гих методов генной инженерии на человека таит в себе ряд опасностей физическо­го, психологического, социального и этического характера, ученые, по-видимому, поступают разумно, продвигаясь в этой области с величайшей осторожностью.

Тем не менее в нескольких случаях генная терапия уже была опробована и на людях. В 70-е годы мальчик по имени Дэвид был вынужден жить внутри специаль­ной стерильной камеры, поскольку из-за тяжелого врожденного заболевания им­мунной системы он мог умереть от малейшей инфекции. Эта редкая болезнь, извес­тная как острая общая иммунная недостаточность, в конце концов, унесла жизнь Дэвида. Эта болезнь стала в настоящий момент объектом первой клиничес­кой проверки воздействия генной терапии на человека, получившей поддержку на федеральном уровне. В сентябре 1990 года четырехлетней девочке, страдавшей аналогичным заболеванием, были прописаны внутривенные инъекции физиологического раствора, содержащего примерно миллиард клеток иммунной системы с видоизмененными генами. Результаты, полученные на данный момент, весьма и весьма обнадеживают. К 1993 году организм девочки уже вырабатывал собствен­ные иммунные тела: она превратилась в здорового, подвижного 7-летнего ребенка.

Ученые рассматривают возможность применения эффективных методов ген­ной терапии при лечении ряда других заболеваний, в первую очередь болезней, вызванных дефектом какого-то одиночного гена, который можно изолировать, а за­тем заменить, лишить активности или исправить. В случае кистозного фиброза ген­ная терапия может осуществляться путем непосредственного введения в легкие больного специального аэрозоля. При серповидноклеточной анемии лечение будет более сложным, поскольку здоровые гены нужно доставить к клеткам крови вместе с другим геном, способным обезвредить поврежденный ген. Оптимальный способ лечения видится в удалении поврежденных клеток, их обновлении и возвращении в организм больного. В каждом конкретном случае гены должны попасть в строго определенное место — например в костный мозг, печень или клетки кожи. Проде­лать такую операцию чрезвычайно сложно.

Некоторых успехов ученые достигли в двух областях. В одном случае речь идет о синтезе искусственных цепей ДНК, которые выполняют функцию лекарств, спо­собных уничтожать вирусы и раковые клетки, не причиняя при этом вреда здоро­вой ткани. Можно заставить эти цепи находить нужный ген и лишать его способно­сти вырабатывать болезнетворные белки. Другой перспек­тивный метод представляет собой синтез белков, которые управляют деятельностью генов, в результате чего последние начинают вырабатывать биохимические веще­ства в положенном количестве.

Несмотря на стремительные темпы развития генетики, многие давние этичес­кие проблемы ждут своего решения в связи с новыми исследованиями в области генной инженерии человека. Какое социальное применение предполагается найти этим знаниям, когда они бу­дут получены? Бесспорно, будут предприняты попытки предотвратить серьезные заболевания, но кто же будет принимать решение в ситуации выбора между вы­нужденным прерыванием беременности и рождением ребенка с врожденной пато­логией? И как быть с применением амниоцентеза и аборта в целях выбора пола ребенка, — практика, имеющая место в Индии, Китае и других азиатских странах, где особо приветствуется рождение мальчиков? Вполне возможно, что, проводя экспе­рименты в области генетики человека — эксперименты, которые могут иметь дале­ко идущие последствия, — мы будем вынуждены пересмотреть свое отношение к возможностям выбора.

На эту тему Вы также можете почитать

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *