Преждевременные роды. Дети с экстремально низкой массой тела?

выбор  Благодаря и вопреки. О качестве жизни, правах и судьбе человека, родившегося с экстремально низкой массой тела

В соответствии с критериями Всемирной организации здравоохра­нения Россия с 2012 года перешла на новые стандарты регистрации новорождённых с экстремально низкой массой тела — от 500 г. До настоящего времени в ЗАГСе регистрировали родившихся живыми с массой тела от1000 г. Если вес составлял от 500 до 999 г, то этих детей регистрировали лишь в тех случаях, если они прожили более 168 ч. Приказа №1687 ожидали, однако мнения специалистов относительно его реализации далеко не однозначны.

В журнале StetusPraesens («Акушерство и гинекология» под редакцией проф. В. Радзинского) была опубликована контраверсионная точка зрения одного из самых заслуженных и авторитетных акушеров-гинекологов страны, проф. Г.Н. Ушаковой, имеющей более чем 40-летний опыт практической, организационной и преподавательской деятельности. Статья предлагается без сокращений и адаптации.

Под самый конец 2011 года (27 де­кабря) министр здравоохране­ния и социального развития РФ Т.А. Голикова подписала Приказ №1687 «О медицинских критериях рождения, форме документа о рождении и порядке её выдачи», который на бли­жайшие годы будет определять не толь­ко здоровье, но и судьбу многих наших юных сограждан, поторопившихся прий­ти в этот мир намного раньше срока.

Проблема регистрации детей, до­стигших гестационного возраста 22 нед (вместо положенных 37—40) и массы тела 500 г, возникла в России не сегод­ня. Ещё 4 декабря 1992 года (в период накопления демократических свобод и, что важнее, интеграции обновлённой России в общеевропейское простран­ство) вышел Приказ Министерства здравоохранения РФ №318 «О пере­ходе на рекомендованные ВОЗ крите­рии живорождения и мертворождения».

Делалось это с целью «…перехода РФ на принятую в международной практике систему учёта и статисти­ки в соответствии с развитием ры­ночной экономики… Международной конвенцией о правах ребёнка, Деклара­цией об обеспечении выживания, защи­ты и развития детей».

Приказ №318 утвердил новые оп­ределения и понятия живорождения, мертворождения, перинатального пе­риода и параметров физического разви­тия новорождённого (плода). Однако более 10 лет этот приказ в России ис­полнялся, но с искажением статистики. Для этого были и остаются очень веские причины. Приказ №318 на момент его принятия изначально не мог быть вне­дрён в практическую работу в связи с тем, что российское здравоохранение к этому не было готово ни материально, ни технологически, ни организационно.

Будь готов?

Готово ли сегодня наше здравоохранение и общество выполнить приказ №1687? Чтобы ответить, сначала следует задать множество других вопросов. Чем с био­логической точки зрения обусловлено самопроизвольное прерывание беремен­ности раньше срока? Какова распростра­нённость самопроизвольных выкидышей и преждевременных родов в популяции?

Каково состояние здоровья детей и взрослых, родившихся с экстремально низкой массой тела и какова их судьба? И наконец, все ли профильные медицинские учреждения имеют условия для выхаживания таких новорождённых?

Самопроизвольные выкидыши ранних и поздних сроков принято считать одним из механизмов естественного отбора и их распространённость в популяции значительна. По данным, полученным при исследовании девяти когорт конченным репродуктивным периодом и интервалами рождений в 5 лет (год рождения первой когорты 1920-й и ранее, последней — 1956—1960 годы), частота самопроизвольных выкидышей на 100 женщин составила от 19 до 37 случаев. В указанных когортах от 12,8 до 26% женщин имели в анамнезе самопроизвольные выкидыши.

Частота преждевременных родов, по критериям ВОЗ (после 22 нед, плодом более 500 г), в 2005 году достигла в развитых странах мира таких величин: в США — 9,7%, в Великобритании — 7,7%, Франции — 7,5%, Германии — 7,7%.

По критериям, принятым до 2012 года в России (после 27 нед, плодом более 999 г), частота преждевс: родов колебалась в различные годы от 5,4 до 7,7%. Например, по данным Минздравсоцразвития, в 2010 году преждевременные роды в сроке 28—37 нед составили всего 5,9% общего числа родов, ещё около 0,6% — преждевременные роды в сроке 22—27 нед.

Основными причинами экстремально раннего завершения беременности, как правило, выступают неблагополучное ее течение и нездоровье плода: инфекция, экстрагенитальные заболевания матери, плацентарная недостаточность, тромбофилические и другие осложнения.

Другими словами, у здоровой женщины физиологическипротекающая беременность самопроизвольно раньше срока не прервётся.

Прогнозы и угрозы

У преждевременно родившегося плода с экстремально низкой массой тела ни одна система не готова к постнатально самостоятельному существованию. В этом сроке его развитие обеспечивают материнский организм и плацента, в которой есть дублёры всех развивающихся у плода систем. В частности, не готова к постнатальному развитию и репродуктивная девочки и мальчика, а это впоследствии может стать причиной нарушений репродуктивной функции во взрослом возрасте. Однако это не единственные нарушения.

При рождении и в постнатальный период у таких детей выявляют патологические изменения терморегуляции, электролитного баланса, углеводного обмена; новорожденные требуют долгосрочного искусственного питания, у многих развивается гипергликемия сложного генеза, которая ведёт к ядерной желтухе, а в последующем — к расстройству слуха, задержке умственного развития и ДЦП. У новорожденных с экстремально низкой массой тела с высокой частотой возникают респираторный дистресс-синдром, некротизирующий энтероколит, внутрижелудочковые кровоизлияния, паравентрикулярная лейкомаляция, ретинопатия, ведущая к слепоте. Обычное явление — пороки сердца, и в первую очередь неза­крытие артериального протока.

А насколько страдает здоровье де­тей, родившихся с экстремально низкой массой тела, на протяжении всей после­дующей жизни? Чтобы ответить на дан­ный вопрос, в Финляндии выполнили проспективное исследование здоровья 351 ребёнка, родившегося с экстремально низкой массой тела (от 500 до 1000 г) с 1 января 1996 года по 31 января 1997 года. Из них до 5-летнего возраста дожили 206 детей (59%). 172 ребёнка прошли всестороннее обследование, в результате которого когнитивные на­рушения были выявлены у 9% детей, церебральный паралич у 19%; ниже популяционных были и показатели внима­ния, речи, памяти. Кроме того, у 30% детей диагностировали ретинопатию недоношенных, у 4% — глухоту. Прини­мая во внимание полные критерии инва­лидности, 61% детей не были признаны инвалидами (не считая некоторых офтальмологических, слуховых и невроло­гических нарушений), 19% имели уме­ренную инвалидность, 20% — тяжёлую.

А что же у нас? В России ежегодно рождаются более 3000 детей массой тела менее 1000 г. Они всегда появляются на свет в очень тяжёлом состоянии, макси­мально подвержены осложнениям, свя­занным с недоношенностью. Выхажива­ние этих детей требует высочайшей квалификации врачебного и сестринского персонала, огромных материально-техни­ческих затрат, поскольку им необходима поддержка всех жизненно важных функ­ций организма. По расчётам в НЦАГиП им. В.И. Кулакова 2006 года, выхажи­вание ребёнка весом менее 1000 г до его выписки домой стоит от 500 тыс. руб. Сегодня лишь однократное введение сурфактанта недоношенному обходится в сумму от 22 тыс. руб.

Ещё более высокие цифры приводят зарубежные авторы: выхаживание ребёнка массой менее 750 г обходит­ся в США в $274 тыс., массой 750— 999 г — в $138 тыс. В Швеции на вы­хаживание ребёнка с экстремально низ­кой массой тела в период ИВЛ тратят €3 тыс. в день, а дальнейшее выхажива­ние до выписки домой стоит ещё €40 тыс.

Приказы обсуждаются?

Итак, готова ли сегодня Россия к вы­полнению приказа №1687? А это, если перечислять последовательно, не только первичная реанимационная помощь но­ворождённым с экстремально низкой массой тела, но и последующая полно­ценная реабилитация, обеспечение до­стойного качества жизни этих детей в долгосрочном прогнозе — во взрослом возрасте. Думаю, говорить о готов­ности нашей страны нести такие расхо­ды в полной мере сегодня не приходится.

Более всего готова к этому неонатология. Её успехи в нашей специальности действительно поражают. Удивительно, как ещё вчера жизнь этого ребёнка, уме­щающегося на ладони, по всем параме­трам поддерживалась искусственно, а сегодня он с огромным усилием, но всё же пытается самостоятельно приподнять веко, чтобы «принять участие в беседе».

Однако одних успехов неонатологии недостаточно. Без правильных органи­зационных усилий решить проблему не получится. Такая помощь может быть оказана в родовспомогательных учреж­дениях высокого уровня — по типу пе­ринатальных федеральных центров. В России же до сих пор большая часть женщин преждевременно рожает в обычных родильных домах: городских и районных — I, максимум II уровня.

Но даже не это главное. Готова ли страна в целом и российские семьи вкла­дывать огромные средства в последую­щую полноценную реабилитацию и обе­спечение достойного качества жизни этих детей? Вызывает большое сомне­ние, что государство пойдёт на такие расходы, а среднестатистическая семья в России просто не имеет нужного уров­ня дохода. Нерешённые проблемы реабилитации будут лишь увеличивать число детей-инвалидов. А их уже сегод­ня более полумиллиона (2008 год — 506 636 детей).

На мой взгляд, ещё до принятия приказа следовало бы решить ряд очень серьёзных организационных, научных, практических, морально-этических, юридических проблем.

В заключение я хотела бы остановиться на, может быть, самом главном аспекте этой проблемы. По моему мнению, в наше время произошли глобальные изменения сексуального поведения, ре­продуктивных установок населения, во всяком случае, российского. Раннее на­чало половой жизни, преимущественно вне брака, множество половых партнё­ров, эпидемия ИППП, нежеланные беременности и прерывание их меди­цинскими и криминальными абортами, поздний возраст первых родов (свыше 26 лет!), потеря нормальной детород­ной функции — всё это создаёт пред­посылки для более широкого распро­странения ВРТ. Однако природу, которая миллионы лет трудилась над самой главной проблемой человека — воспроизвести здоровое потомство, — заменить и обмануть трудно. За всё нужно платить! Но расплачиваться за это, к сожалению, приходится ни в чём не повинному человеку, явившемуся в этот мир намного раньше срока, — своим здоровьем, качеством своей жиз­ни, наконец, судьбой.

Правда, в нашей стране «винов­ный», как всегда, найдётся. Скорее все­го, это будет врач — женской консуль­тации, родильного дома, детской поли­клиники. Отношение к нему иногда на­столько предвзято, что возникают сомне­ния в том, что оценка врачебных действий находится в общей для всей страны системе морально-этических и юридиче­ских координат.

Автор: Галина Александровна Ушакова докт. мед наук, проф. зав. кафедрой акушерства и гинекологии №1 Кемеровской ГМА [Кемерово)

StetusPraesens #3[9]08 2012

На эту тему Вы также можете почитать

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *